economicus.ru


Ресурс по теме: Рациональность или homo economicus

Франк Р.Х. Микроэкономика и поведение. _М.:ИНФРА-М, 2000.
Франк Р.Х.
Примеры проблем обязательств и эмоциональная предрасположенность
Проблема жульничества. Смит и Джон потенциально могут заняться выгодным предпринимательством, скажем, содержать ресторан. Возможность получения ими прибыли проистекает из обычного преимущества, присущего разделению и специализации труда. Смит - талантливый повар, но робок по натуре и не имеет способностей к занятию коммерческой деятельностью. Джон, напротив, не может и яйца сварить, но весьма коммуникабелен и обладает трезвым коммерческим расчетом. Действуя сообща, они будут иметь необходимые навыки, позволяющие заняться предпринимательством. Если же каждый предпочтет действовать самостоятельно, их возможности будут значительно ограничены.
Проблема состоит в следующем: каждый из них сможет жульничать втайне от другого: Джон может брать деньги наличными втайне от Смита, а Смит также втайне может манипулировать продуктовыми запасами.
Если мошенничеством занимается только один из компаньонов, то он обеспечивает себе более выгодное положение. У другого дела обстоят неважно, но он не понимает причину этого. Его низкий доход не является обязательным признаком жульничества партнера, поскольку существует много других достоверных объяснений неудач в бизнесе. Если другой партнер также начнет втайне жульничать, он тоже будет иметь больший доход, чем прежде, но все же совсем не такой большой, какой получил бы, если бы оба партнера не обманывали друг друга. После налаживания предпринимательства личный интерес способствует возникновению недвусмысленного стремления к жульничеству. Если бы Смит и Джон не были эмоционально предрасположены к мошенническим действиям, т. е. были честными людьми, то обоим жилось бы лучше.
Проблема сдерживания. Теперь предположим, что у Джона есть кожаный портфель стоимостью в 200 долл., который жаждет иметь Смит. Если Смит украдет его, то Джон должен решить, выдвигать ли ему обвинение. Если он решит сделать это, то он должен обратиться в суд. Он получит обратно свой портфель, а Смит проведет в тюрьме 60 дней, но при этом за день, проведенный в суде, Джон потеряет заработок в 300 долл. Поскольку это больше, чем цена портфеля, не в его интересах выдвигать обвинение. (Чтобы упростить ситуацию, предположим, что Джон собирается переехать в отдаленный город, поэтому не считает целесообразным сохранять жесткую позицию, которая могла бы способствовать предотвращению воровства в будущем.) Таким образом, если Смит знает, что Джон исключительно рационален и всегда преследует личный интерес, то он может свободно совершить кражу портфеля, оставшись безнаказанным. Джон может угрожать ему судебным разбирательством, но не воплотит эти угрозы в жизнь.
Предположим, что Джон не является явным рационалистом. В таком случае он почувствует себя оскорбленным, если Смит украдет его портфель, и предпримет все, чтобы правосудие свершилось. При этом он совсем не примет в расчет потерю не только дневного, но даже и недельного заработка. Если Смит знает это, он не будет совершать кражу портфеля. Если от нас ожидают иррациональной реакции на кражу нашей собственности, то мы будем в значительной степени ограждены от подобных краж, поскольку наши поступки не будут отвечать интересам потенциальных преступников. В данном случае предрасположенность к иррациональной реакции оказывает гораздо большую помощь, чем склонность руководствоваться личным материальным интересом.
Проблема договоренности. Предположим, Смит и Джон снова сталкиваются с возможностью организации прибыльного совместного предприятия, которое принесет им 1000 долл. прибыли. Предположим, у Джона нет острой необходимости в деньгах, тогда как Смит испытывает недостаток в них. Согласно фундаментальному принципу "договорной" теории, сторона, наименее нуждающаяся в сделке, занимает наиболее сильную позицию, поэтому в данном случае преимущество на стороне Джона. Меньше нуждаясь в заработке, чем Смит, он, вероятно, может угрожать отказом от участия в деле, если не получит львиную долю выручки, скажем, 800 долл. В интересах Смита согласиться с данным условием, поскольку в противном случае организация совместного предприятия потерпит крах.
Но предположим, что Джону известна приверженность Смита принципу справедливости, в соответствии с которым сумма должна быть разделена поровну. Если Смит достаточно твердо придерживается этого принципа, то он откажется от предложения Джона, даже лишив себя материальной выгоды. Парадокс состоит в том, что, зная об этом, Джон никогда не сделает Смиту подобного предложения.
Проблемы, рассмотренные в этих примерах, отнюдь не являются ни надуманными, ни малозначимыми. В совместных предприятиях проблема контроля деятельности компаньона почти всегда вызывает практические трудности. Но опять-таки, обман друг друга приводит к худшим результатам для каждого партнера. В этих ситуациях наличие обязательств, направленных на исключение обмана, было бы благоприятным фактором для каждой из сторон. Аналогичным образом в условиях конкуренции широко распространены возможности мошенничества, и всегда найдутся люди, готовые использовать их. Поэтому в данном случае задачей первостепенной важности является решение проблемы сдерживания. Наконец, не меньшее значение приобретают проблемы ведения переговоров. Люди должны договариваться друг с другом о том, как разделить плоды совместных усилий. Те, кто успешно справляется с проблемами такого рода, будут иметь явные преимущества.