economicus.ru



Ресурсы по теме "Занятость и безработица"

Гендерные аспекты безработицы и системы социальной защиты населения.
Автор: Хоткина З. А.
Источник: Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН. М., 1996. С. 74-83.

Хоткина З. А.

Гендерные аспекты безработицы и системы социальной защиты населения

Традиционно при рассмотрении вопросов женской занятости, первостепенное внимание уделялось таким проблемам, как плохие условия труда, профессиональная и отраслевая сегрегация женщин, более низкая, по сравнению с мужчинами, оплата труда, ограниченные возможности квалификационного, и должностного роста и др. Сегодня в связи с активизацией рыночных реформ, экономическим кризисом и безработицей уже не проблема оплаты труда и качества рабочих мест, а сама возможность иметь оплачиваемую работу становится для женщин основным вопросом, от которого зависит благосостояние, а часто и выживание их семей.

Женщины составляют более половины (53,2%) населения России и 47,2% ее трудовых ресурсов [1.С.15]. Однако нельзя сказать, что они активно участвуют в процессе социально-экономических преобразований.

Уже первые шаги по пути рыночных реформ показали неодинаковое воздействие социально-экономической трансформации на положение мужчин и женщин в обществе. Переход к рынку сопровождается, с одной сторону, свертыванием социальных программ и социальной сферы, а о другой - повышением требований, предьявляемых к рабочей силе. В этих условиях женщины, на которых традиционно лежит забота о семье, будут ущемлены в большей мере, чем мужчины, как в семейной, так и в производственной сфере.

Гендерные проблемы безработицы

В сфере труда проявление асимметричного воздействия социально-экономической трансформации - превышение численности безработных женщин над численностью безработных мужчин (53,7 и 46,3%), особенно среди официально зарегистрированных безработных [2. С. 61].

Численность занятых в народном хозяйстве Российской Федерация на конец 1994 г. составляла 69.3 млн. человек [1. С.46], а численность безработных в широком смысле, то есть тех. кто не имел работы и искал ее или обратился в Федеральную службу занятости населения (ФСЗ России) с просьбой о содействии в трудоустройстве. в конце года достигала почти 5,5 млн. человек, или 7,4% рабочей силы [3. С.249].

Изменение численности и структуры занятости по полу является наиболее общей характеристикой рынка труда.

Таблица 1. динамика численности занятого населения по полу (1990-1994 гг.) *

Годы

Всего

Мужчины

Женщины

тысяч человек

В % к 1990 г.

тысяч человек

В % к 1990 г.

тысяч человек

В % к 1990 г.

1990

75286

100,0

36137

100,0

39148

100,0

1992

72071

95,7

37063

102,5

35008

89,4

1993

70852

94,1

36560

101,2

34292

87,6

1994

69350

92,1

35338

97,8

34012

86, 9

* Рассчитано по: Россия в цифрах М.: Госкомстат, 1995. С.44

Как показывают данные табл. 1. сокращение общей численности занятого населения в начале 90-х годов: происходило практически только за счет активного вытеснения женщин из экономической сферы оплачиваемого труда в безработицу, в сферу неоплачиваемого домашнего труда и/или нерегулярной, неквалифицированной занятости. В 1992-1993 гг. на фоне интенсивного сокращения численности занятых женщин наблюдалось наращивание мужской занятости. Как видно из табл. 1, вплоть до 1993 г. для мужчин конъюнктура на рынке труда была относительно благоприятной. Эти данные - яркое свидетельство гендерной асимметрии в сфере занятости/безработицы.

Хотя в среднем по России доля женщин среди официально .зарегистрированных безработных к началу 1996 г. составляла 64.2 % [2. С.61], но за этим общим показателем скрывались значительные региональные различия: в тридцати регионах РФ (на уровне областей и автономий) доля женщин среди безработных превышала 70%, а в четырех - 80% (республики Татарстан, Алтай и Северная Осетия, а также Липецкая область) 14. С.12-13]. Следует отметить, что данные об официально зарегистрированной безработице все в большей мере сближаются с данными о безработице, полученными по методике МОТ. По материалам обследования Госкомстата, в 1995 г. в службу занятости за содействием в трудоустройстве обратилось 44% населения, ищущего работу, по сравнению с 32% в 1993 г. [3. C.249].

В течение последних трех лет наиважнейшей проблемой в сфере занятости остается скрытая безработица, когда работников не увольняют с предприятий, а отправляют в продолжительные отпуска без сохранения содержания или с минимальной зарплатой, или сокращают их рабочее время. Наибольшее распространение скрытая безработица имела на предприятиях конверсионных отраслей (особенно приборостроения), в легкой промышленности, где подавляющее большинство занятых составляют женщины, а также в научных учреждениях. В режиме неполной занятости в конце 1994 г. работало 4,8 млн. человек, или 6,4% экономически активного, населения России [5. С.25].

Как показало наше исследование скрытой безработицы, проведенное весной 1993 г., мужчины в большинстве случаев стараются добровольно перейти с государственных предприятий, пораженных скрытой безработицей на предприятия частного сектора.

Администрация всячески старалась удержать квалифицированных рабочих-мужчин на предприятиях. В нашем исследовании отмечены факты, когда на оборонных заводах число рабочих дней в неделю (а: следовательно, и зарплата) было сокращено только для женщин, в то время как мужчины продолжали трудиться полную неделю с полной оплатой (заводы в г. Александрове Владимирской области и в Дубне Московской области). Таким образом, одно из проявлений гендерной асимметрии в условиях скрытой безработицы - то что на одних и тех же заводах женщины работают в режиме неполной занятости и частичной оплаты труда, а мужчины - нет.

Если учесть, что основные последствия, скрытой безработицы выражаются в резком снижении доходов и постепенной деквалификации не полностью занятых работников, то становится очевидным, что гендерная асимметрия ведет к ухудшению не только материального положения женщин, но, и качества женской рабочей силы.

Списки на высвобождение кадров составлялись администрацией с ориентацией прежде всего на сохранение мужских рабочих мест. Поэтому не удивительно, что в списках на массовое высвобождение работников предприятий г. Александрова, которое готовилось в мае 1993 г., женщины составляли около 90% не только среди работников текстильных предприятий (что вполне объяснимо), но и машиностроительных заводов, где соотношение мужчин и женщин среди занятых почти равное. "Асимметричное" по полу высвобождение кадров - еще одно проявление гендерной асимметрии в сфере труда.

Рост безработицы в 1995 г. сопровождался сокращением числа вакансий и увеличением разрыва между спросом и предложением рабочей силы. В результате росла продолжительность безработицы. Если в конце 1994.г. средняя продолжительность безработицы составляла 6,7 месяца, то в 1995 г. - уже 8 месяцев [3. С. 248]. При этом для женщин сроки поиска работы и трудоустройства были более длительными, чем для безработных мужчин. Женская безработица все чаще принимает застойные формы, когда вынужденная

незанятость превышает 8 месяцев. По данным за 1995 г., более одного года занимались активным поиском работы 26% безработных мужчин и 31% безработных женщин [3. С.249].

На разницу в сроках трудоустройства мужчин и женщин влияют как объективные, так и субъективные факторы. Большинство объективных факторов хорошо известны. Прежде всего, это несоответствие структуры вакансий профессиональным, образовательным и квалификационным характеристикам женщин, ищущих работу.

Как свидетельствует статистика, безработные женщины имеют значительно более высокий уровень образования по сравнению с безработными мужчинами: 39% женщин имеет диплом высшего или среднего специального учебного заведения, а среди мужчин такой уровень образования имеет лишь каждый четвертый. В то же время не имеют полного среднего образования 24% безработных мужчин и только 15% безработных женщин [1. С.55].

На биржах труда практически всегда , есть работа для "синих воротничков", в то время как среди безработных женщин значительную долю составляют инженеры и техники, экономисты, воспитатели детских садов и работники здравоохранения и науки. Такая картина спроса и предложения на женскую рабочую силу сложилась с первых дней регистрации безработицы и мало что в ней изменилось до настоящего времени [5. С.25].

Несовпадение профессиональной и квалификационной структуры безработных со структурой имеющихся вакансий имеет для женщин более выраженные негативные последствия, чем для мужчин. Это связано с тем, что предприятия, подающие заявки в службу занятости, часто оговаривают желательный пол работника даже для тех рабочих мест и должностей, где это не оправдано спецификой работы. В этом случае женщины (в особенности, имеющие инженерно-технические специальности) получают отказ в приеме на работу, несмотря на то, что на предприятиях имеются рабочие места, соответствующие их профессиональному профилю.

В "группу риска" (то есть тех, для кого вероятность стать и надолго остаться безработными особенно высока) входят молодые женщины с малолетними детьми, а также женщины старше 45 лет, которых, как и работников предпенсионного возраста, не желают принимать на работу. И тех. и других первыми увольняют в связи с сокращением штатов или ликвидацией предприятия. Возможность вновь вернуться в сферу занятости для этих групп женщин практически равна нулю. Как показало обследование, проведенное Центральным институтом труда, от 30 до 50% руководителей районных служб занятости считают, что наличие малолетних детей - основное препятствие при трудоустройстве женщин. Женщин старше 50 лет "дотягивают" до "досрочной" пенсии.

Острота проблемы женской безработицы заключается еще и в том, что одни и те же меры экономической политики оказывают принципиально различное воздействие на положение мужчин и женщин в сфере занятости. В результате при равных формальных условиях, зафиксированных в законодательстве о занятости, мужчины и женщины имеют неравные шансы как в отношении потери рабочего места, так и возможностей переквалификации и трудоустройства.

Неэффективность политики и практики решения проблем женской безработицы, проводимой государством, вынуждает женщин соглашаться на любую, даже самую неквалифицированную работу. лишь бы иметь хоть какие-то средства существования. В результате значительное число женщин оказалось сосредоточенными в неформальном секторе экономики, где вообще не действуют законы, а тем более не может быть и речи о социальной защите женщин.

Основные проблемы женщин в сфере труда и продолжающая оставаться высокой женская безработица обусловлены не столько структурной перестройкой экономики, сколько проблемами Дискриминации женщин сфере занятости, которая условиях экономического кризиса обострилась и из косвенной и скрытой превратилась в явную. В итоге доля женщин среди занятого населения за последние годы сократилась с 51 до 4.7% [3. С. 239].

Гендерная асимметрия в семейной сфере

В семейной сфере проявление гендерно несимметричного воздействия процессов социальной трансформации и экономического кризиса - увеличение нагрузки на женщин в домашнем хозяйстве. Массовое закрытие детских дошкольных учреждений и резкое повышение стоимости их услуг сделало их практически недоступными для молодых и многодетных семей, которые больше всего в них нуждаются. Не могут пользоваться детскими садами и безработные, получающие в основном нищенское пособие по безработице. Эти процессы ухудшают и без того низкие возможности женщин на рынке труда.

Негативное воздействие на положение женщин оказывает кризис социальной инфраструктуры. Более чем в два раза сократился объем бытовых услуг, предоставляемых населению. Закрыта половина мастерских по ремонту обуви и бытовой техники, столовых, приемных пунктов химчистки, более чем на треть; сократилось число парикмахерских, прачечных, предприятий по ремонту мебели и жилья [3. С.117]. Значительную часть работ, ранее осуществлявшихся службой быта, теперь вынуждена выполнять женщина дома. Это ведет к увеличению объема неоплачиваемого домашнего труда по обслуживанию семьи.

В результате сужение сферы оплачиваемого труда для женщин, связанное с безработицей и дискриминацией на рынке труда, не способствовало снижению суммарной трудовой нагрузки на женщин, а привело лишь к изменению соотношения этих двух видов женского труда в обществе: доля оплачиваемого труда вне дома сокращается, а неоплачиваемого домашнего труда по обслуживанию семьи растет.

На занятость женщин сильное влияние оказывают две противоположные тенденции: с одной стороны, в связи с ростом цен и снижением жизненного уровня большинства семей повышается потребность женщин в оплачиваемой работе вне дома, а с другой -идет процесс их активного вытеснения из сферы занятости.

Эти объективные факторы и противоречивые тенденции - источник стрессовой ситуации для многих женщин. Наше исследование, проведенное в 1994 г., как и другие опросы безработных, подтверждают высокую степень психологической подавленности безработных женщин, что, в свою очередь, мешает им в успешном поиске работы.

В условиях кризиса и безработицы, серьезнейшая проблема - феминизация бедности. Женщины составляют подавляющее большинство среди таких беднейших групп населения, как пенсионеры (70%). одинокие и разведенные родители, имеющие детей (91%), безработные, живущие на пособие по безработице (62.5%) [4. С.3].

Расчет практически всех социальных выплат и пособий производится, исходя из размера минимальной заработной платы, а она составляет лишь треть от реального прожиточного минимума. В условиях инфляции положение тех, кто получает низкую заработную плату и социальные пособия, резко ухудшилось. А как известно большинство, входящих в эту категорию населения, составляют женщины.

Обследование домашних хозяйств, проведенное Госкомстатом России, показало, что основная причина бедности семьи - наличие в ней детей и неработающих членов семьи. Коэффициент бедности (который в среднем равен 33% для домашних хозяйств с детьми в возрасте до 16 лет составил 42%, для семей с двумя детьми - 47%, многодетных - 72% [6. С.74].

Феминизация безработицы и бедности, наряду с ухудшением здоровья женщин, ростом в последние 2-3 года материнской и младенческой смертности, относятся к числу наиболее тревожных тенденций, свидетельствующих об ухудшении положения женщин в России.

Самое парадоксальное, что даже теперь, когда рыночные законы начинают работать, а на рынке труда усиливается дискриминация женщин, перечень льгот и пособий для женщин в проекте нового Трудового законодательства, подготовленного Минтрудом России, пытаются значительно расширить. Но ни в Законе о занятости, ни в КЗоТе нет статей, содержащих меры антидискриминационного характера, защищающих трудовые интересы, женщин. Никогда система социальной защиты в нашей стране не ставила и до сих пор не ставит своей целью создание равных возможностей для мужчин и женщин в сфере труда.

Таким образом, в настоящее время существует значительное расхождение между реальными трудовыми проблемами женщин и системой их социальной защиты. Женщины стали "заложницами" системы социальной защиты, а нередко и ее жертвами. Поэтому необходимо не просто изменить эту систему, приспособив ее к условиям рынка, а трансформировать идеологию системы социальной защиты женщин в сфере труда. Система социальной защиты, адекватная условиям смешанной экономики, должна служить так целям: оказывать содействие в период реформ прежде всего слабозащищенным слоям населения; ликвидировать экономические, социальные и психологический барьеры, препятствующие женской занятости; способствовать создании равных возможностей женщин и мужчин в сфере труда.

Для разработки новой парадигмы системы социальной защиты интересов женщин в семейной и трудовой сферах, по нашему мнению необходимо:

отказаться в трудовом законодательстве от идеологии государственного протекционизма в отношении женщин и предоставить им, в соответствии с Конституцией РФ, равные возможности сфере занятости;

в законодательных актах четко разграничить сферы семейной политики и политики занятости в отношении женщин и добиться координации;

привести трудовое законодательство в отношении занятости женщин в соответствие с международными стандартами МОТ, в том числе заменив в ряде статей категорию "женщины" на "граждане с семейными обязанностями".

Литература

1. Россия в цифрах (официальное издание): Госкомстат РФ.М., 1995.

2. Российский статистический ежегодник. М.: Госкомстат РФ, 1994.

3. Социально-экономическое положение России в 1995 г. М.: Госкомстат РФ. М., 1995.

4. Проблемы женской безработицы в России (официальные материалы Федеральной службы занятости). Н.: ФСЗ. 1996.

5. З.Рыжикова, М.Фидлер. О динамике и структуре безработицы в Российской Федерации // Вопросы статистики. 1995. N 2. С.21-25.

В.Дыбцына. С. Шагинов. О социально-экономической дифференциации населения и уровне бедности в РФ и ее отдельных регионах//Вопросы статистики. 1995. N 2. С.74-76.