economicus.ru



Ресурсы по теме "Собственность."

Инсайдерская модель корпоративного управления в переходной экономике
Автор: Марина ДЕРЯБИНА
Источник: Журнал .Общественные науки и современность.

Инсайдерская модель корпоративного управления в переходной экономике

Для корпораций большинства постсоциалистических переходных экономик характерен внутренний контроль, понимаемый как сосредоточение прав контроля в руках менеджеров и превалирование их интересов при определении корпоративной стратегии. Путь к формированию и укреплению такой модели открыла реализованная модель приватизации.

Массовая ваучерная приватизация, в том или ином варианте проводившаяся в большинстве постсоциалистических стран, привела к передаче значительной доли государственных активов большинству граждан, получивших титул .инвесторов., но не имевших опыта использования прав собственности, управления ею и каких-либо финансовых ресурсов. За редким исключением по ваучерным схемам приватизировались активы невысокого качества. Здоровые же активы, как правило, попадали в руки опытных, хорошо подготовленных управляющих, прекрасно ориентировавшихся в экономической и политической ситуациях, имевших необходимые связи в структурах власти. Лучшие активы и ресурсы переходили в руки опытных менеджеров и в ходе спонтанной приватизации, и в результате умелого использования ваучерных схем, и на последующих этапах передела собственности. Менеджеры консолидировали значительные пакеты акций, вынуждая мелких акционеров переуступать им свои акции по скромным ценам и под угрозой увольнения. В России широкое распространение получила практика размывания первоначальных пакетов акций за счет дополнительных эмиссий, позволявших менеджерам сокращать и долю государства в капитале компаний. Так, А. Радыгин указывает на то, что большинство дополнительных эмиссий в России были .техническими., т.е. ориентировались не на привлечение инвестиций, а на манипуляции с акционерным капиталом компаний с целью консолидации или дробления пакетов [Радыгин, 1999].

Трудовые коллективы, сыгравшие важную роль на этапе первичного закрепления прав собственности, со временем подчинились власти управляющих. Государство, как правило, не могло обеспечить права работников ни в качестве акционеров-собственников, ни в качестве наемных трудящихся. В нестабильной, малопонятной среде основным приоритетом трудовых коллективов стало сохранение рабочих мест, а право принятия стратегических решений так или иначе передавалось управляющим.

Таким образом, в большинстве приватизированных компаний сложилась так называемая инсайдерская модель управления и контроля (модель внутреннего контроля). Достаточно представительные выборочные обследования российских приватизированных компаний показали, что после массовой приватизации средняя доля инсайдеров (трудовой коллектив и администрация предприятия) в акционерном капитале превышала половину, а с учетом акций, доставшихся бывшим работникам, достигала почти двух третей [Долгопятова, 2000]. При этом, как показывает опыт, менеджеры не обязательно юридически владеют контрольным пакетом акций. Для осуществления контроля им достаточно тем или иным способом получить доступ к реальному управлению.

Сами по себе факты менеджерского контроля и инсайдерская модель корпоративного управления не являются чем-то чрезвычайным и заведомо вредным для компаний. Примеров такой модели в мировой практике немало. Достаточно вспомнить американские компании, находящиеся в собственности работников. Особенность постсоциалистической инсайдерской модели заключается в том, что она доминирует в ситуации отсутствия традиций предпринимательства и важнейших институтов рыночной экономики. Кроме того, практическая приватизация в большинстве стран опережала фундаментальные законодательные процессы, призванные гарантировать неприкосновенность права частной собственности, прозрачность и защищенность сделок. К тому же фондовый рынок, инвестиционные структуры, финансовые посредники, т.е. те институты, которые должны гарантировать реализацию прав акционеров, существовали практически номинально и по сей день не могут обеспечить надежные институциональные условия для эффективной частной собственности.

В таких условиях доминирование инсайдерской модели, т.е. внутреннего корпоративного контроля, в руках слабо контролируемых управляющих неизбежно порождает ряд трудно преодолеваемых негативных последствий. Во-первых, не достигается главная цель приватизации - создание эффективного частного собственника, декларированная во всех постсоциалистических странах. Многочисленные факты свидетельствуют, что менеджеры, легко получив активы от государства, переводят их в формы, удобные для присвоения, умело перенаправляют в свою пользу финансовые потоки. Во-вторых, сама несовершенная деловая среда, отсутствие внешнего контроля подталкивают к растаскиванию активов на основе сговоров с коррумпированным чиновничеством. Абсолютное большинство управляющих не ставило цели увеличения стоимости компаний, а просто присваивало полученные в распоряжение ценности. Наконец, при инсайдерской структуре собственности и в неблагоприятной для частного бизнеса деловой среде оказываются невозможными как привлечение сколько-нибудь существенных инвестиций, так и рыночная реструктуризация компаний.