economicus.ru



Ресурсы по теме "Международная торговля."

МИФЫ ЭКОНОМИКИ: Защищать страну, а не лоббистов
Автор: Сергей Гуриев
Источник: Ведомости, 07 апреля 2003

МИФЫ ЭКОНОМИКИ: Защищать страну, а не лоббистов

Политические идеи, которые звучат в разговорах за чашкой чая или в программах партий, часто основаны на мифах об экономике. Данная статья - первая в серии, призванной развеять такие мифы. Сегодняшняя тема: протекционизм.

В чем заключается национальный интерес во внешнеторговой политике? Распространенная точка зрения такова: в продвижении своих товаров на внешний рынок и защите своего внутреннего рынка от импортных товаров. Поэтому считается, что такие меры, как либерализация внешней торговли и устранение барьеров для импорта в одностороннем порядке, якобы наносят ущерб экономике страны и могут быть предприняты только в ответ на аналогичные уступки других стран.

Эта позиция несостоятельна с точки зрения экономической науки. Экономисты, которые, как правило, не могут прийти к согласию по многим вопросам, в данном случае едины. В долгосрочной перспективе протекционизм противоречит национальным интересам, а либерализация торговли выгодна даже в одностороннем порядке.

На первый взгляд это не очевидно. К примеру, при снижении пошлин на иномарки российские автолюбители выигрывают, а автопромышленники проигрывают. Однако оказывается, что на самом деле экономический выигрыш потребителей всегда превышает потери производителей.

Что происходит при повышении импортных пошлин на $1000 за машину, которая стоит, например, $5000? Цена повышается до $6000, ввоз иномарок сокращается, их место занимают отечественные аналоги, которые продаются по более высокой цене из-за сокращения конкуренции. Часть покупателей иномарок переключается на подорожавшие отечественные автомобили, в то время как другая часть потребителей вынуждена вообще отказаться от покупки.

Суммарный выигрыш производителей складывается из увеличения прибыли на двух сегментах рынка. Во-первых, удается дороже продать автомобили тем покупателям, которые и так собирались покупать отечественные машины. Этот выигрыш в точности равен потерям покупателей, лояльных к российским товарам.

Во-вторых, российские производители получают прибыль от нового сегмента рынка - покупателей, которые до введения пошлин предпочитали иномарки. Этот выигрыш не компенсирует потерь потребителя. Для завоевания этого сегмента рынка производителю нужно либо повысить цену менее чем на $1000, либо повысить качество (например, установить более мощный двигатель). В первом случае производитель получает дополнительно такую же сумму, которую тратит покупатель, но покупатель страдает из-за низкого качества машины. Если же производитель добьется аналогичного уровня качества, потратив на это, например, $600, то при продаже машины за те же $6000 его прибыль будет равна всего лишь $400, а проигрыш каждого потребителя составит $1000.

Кроме того, проиграют и потребители, которые будут вынуждены отказаться от покупки как иностранного, так и отечественного автомобиля. Например, те, кто готов платить за машину $5700, до введения пошлин купили бы машину за $5000. Тем самым потери таких потребителей от пошлин составят $700.

Остается важный аргумент - с оставшихся ввозимых иномарок можно собирать пошлины. Казалось бы, что может быть лучше - пополнять бюджет за счет иностранцев? Однако из-за роста цен налоговое бремя перемещается с иностранных производителей на российских покупателей. Россия - небольшая часть глобальной экономики: например, с точки зрения совокупного спроса российский рынок чуть меньше голландского. Даже полное закрытие российского рынка вряд ли повлияет на мировые цены на автомобили. Поэтому цены внутри России вырастут ровно на величину пошлин - и налог фактически придется платить российским потребителям, а не иностранцам.

Либерализация торговли выгодна, даже если другие страны не придерживаются принципов честной конкуренции. Например, когда страны ЕС субсидируют свое сельское хозяйство, это несправедливо по отношению к российским аграриям. Однако и в этом случае снижение импортных пошлин выгодно России. Выигрыш российских потребителей, покупающих еду по заниженным (за счет европейских налогоплательщиков) ценам, превышает проигрыш российских производителей. Итак, даже односторонняя либерализация увеличивает национальное благосостояние. Почему же большинство стран продолжают защищать свои рынки от конкуренции?

Ответ, к сожалению, прост: даже в самых развитых странах политический процесс далек от совершенства. Отраслевые лоббисты обладают гораздо большим влиянием на экономическую политику, чем плохо организованные группы потребителей. Типичный пример - недавние ограничения импорта стали в США. Сталеварам удалось добиться своего, несмотря на огромные издержки потребителей, в том числе играющих важную роль в американской экономике автомобилестроителей. Кроме потребителей, в политическом процессе не представлены также молодые, растущие отрасли, которые пока уступают зрелым и не всегда конкурентоспособным отраслям в размере и, следовательно, во влиянии.

Еще один аргумент в пользу протекционизма основан на огромной роли отдельных стран в международной торговле. В отличие от России США и ЕС представляют собой значительную часть глобальной экономики, поэтому их торговая политика существенным образом влияет на мировые цены. Поэтому при повышении тарифов часть бремени переносится с потребителей на иностранных производителей. Американские ограничения импорта стали привели не только к повышению издержек потребителей стали в США, но и к снижению цен на мировом рынке и потерям всех неамериканских производителей.

Сторонники протекционизма любят также говорить о необходимости защиты развивающихся отраслей. Если отрасль почти конкурентоспособна в глобальной экономике, то ее стоит защитить тарифами или квотами на некоторое время, пока она не достигнет уровня конкурентоспособности. Только после этого можно открывать рынок.

Этот аргумент имеет право на существование при следующих условиях: в случае защиты отрасль должна развиваться опережающими по сравнению с иностранными конкурентами темпами, а отставание в конкурентоспособности должно быть небольшим. Защита каждой отрасли приводит к потерям благосостояния, поэтому протекционизм должен быть крайне избирательным и ограниченным во времени. Если защищать все отрасли, то реальный курс рубля вырастет, выигрыш каждой отрасли будет невелик, а потери благосостояния будут огромны.

На практике идея защиты отраслей используется, как правило, для того, чтобы обосновать узкие отраслевые, а не национальные интересы. В большинстве развивающихся стран, пытавшихся проводить промышленную политику путем ограничения импорта, происходило одно и то же. Каждая отрасль объявляла себя почти конкурентоспособной, и политически сильные отрасли добивались защиты. Без конкуренции у предприятий не было стимулов к повышению эффективности, поэтому "почти конкурентоспособные" отрасли так и оставались почти конкурентоспособными и добивались продления периода защиты. К статическим потерям благосостояния добавлялись и динамические - длительная поддержка неэффективных отраслей создавала искусственные стимулы для перетока труда и капитала, сдерживая развитие конкурентоспособных секторов.

У свободной торговли много врагов. Трудно представить себе предпринимателей, не заинтересованных в ограничении конкуренции. Но надо помнить, что благосостояние страны - это благосостояние ее граждан, а им протекционизм обходится недешево.

Найдутся ли у потребителей деньги на покупку импортных товаров, если все неконкурентоспособные отрасли будут вытеснены внешними конкурентами? Об этом - в следующей статье цикла.

Автор - проректор Российской экономической школы