economicus.ru



Ресурсы по теме "Тема 26. Монополия"

МИФЫ ЭКОНОМИКИ: Правила игры в монополию
Автор: Сергей Гуриев
Источник: "Ведомости", 12 мая 2003

МИФЫ ЭКОНОМИКИ: Правила игры в монополию

Политические идеи, которые звучат в разговорах за чашкой чая или в программах партий, часто основаны на мифах об экономике. Данная статья - третья в серии, призванной развеять такие мифы. Сегодняшняя тема - естественные монополии.

При обсуждении стратегии реформирования естественных монополий оппоненты, как правило, вкладывают совершенно разный смысл в само понятие "естественная монополия". Действительно, как определить, является ли та или иная монополия естественной? Ставки в этой ученой дискуссии очень высоки: объявив монополию естественной, можно избежать ее разделения, а объявив естественную монополию частью конкурентной отрасли, удается отразить попытки ее регулирования.

Придумано в России.

Одна из крайних точек зрения заключается в том, что естественных монополий не бывает вообще. Иногда даже приходится слышать мнение, что сам термин "естественная монополия" придуман в России. Другая крайность - признать все инфраструктурные компании естественными монополиями, которые нужно не только сохранять, но и защищать от конкуренции, чтобы не допустить неэффективного расходования ресурсов.

В законе "О естественных монополиях" содержится два определения подобных монополий: в 4-й статье - простое и понятное, а в 3-й - правильное.

Статья 3 гласит, что естественная монополия - это "состояние товарного рынка, при котором удовлетворение спроса на этом рынке эффективнее в отсутствие конкуренции в силу технологических особенностей производства (в связи с существенным понижением издержек производства на единицу товара по мере увеличения объема производства) ".

Аршином не измерить.

Во-первых, неочевидно, как измерить издержки: у монополии нет стимулов их раскрывать, а базис для сравнения по определению отсутствует - конкурентов нет. Во-вторых, непонятно, как определить "товарный рынок". Юридическое определение - "сфера обращения товаров, не имеющих заменителей, или взаимозаменяемых товаров" - не очень помогает. Как провести черту между заменяемыми или незаменяемыми товарами? Например, является ли рынок телефонной связи с фиксированным доступом отдельным рынком или частью большего рынка телекоммуникационных услуг? Еще несколько лет назад о взаимозаменяемости мобильной и фиксированной связи не было и речи. Но теперь, когда тарифы на фиксированную связь становятся повременными, а ввод новых номеров происходит крайне медленно, число абонентов мобильной связи уже превышает число абонентов обычных телефонных сетей.

Третья проблема - размер рынка. Если спрос на рынке достаточно высок, то на нем найдется место для нескольких эффективных компаний, если же низок, то монополия естественным образом вытеснит конкурентов. Еще в 1998 г. в каждом стандарте сотовой связи в Москве работал один оператор. Казалось, что больше быть и не может - у каждого оператора было всего лишь несколько десятков тысяч абонентов, и разворачивать для такого маленького рынка дублирующую сотовую инфраструктуру не было смысла. Сейчас в стандарте GSM работают уже три оператора.

Тест на естественность

Чтобы не ломать голову над этими вопросами, авторы 4-й статьи закона приводят полный перечень естественных монополий. Тем самым все возможные споры прекращаются: раз в законе написано, что магистральные нефтепроводы - естественная монополия, значит, так оно и есть. Однако это противоречит определению 3-й статьи, которая ставит "естественность" монополии в зависимость от рыночной конъюнктуры.

Есть простой тест на естественность монополии - боится ли она конкуренции? Настоящая естественная монополия знает, что "размер имеет значение": если конкуренты и войдут на рынок, им не удастся отобрать большую долю. Типичный пример - железные дороги в Швеции. В этой стране было проведено классическое вертикальное разделение на инфраструктуру и железнодорожные перевозки, после чего разрешена свободная конкуренция на рынке перевозок. За 10 лет новым компаниям удалось отвоевать у монополии всего лишь около 10% рынка. Эффект масштаба защищает монополию лучше всяких ограничений на вход.

Если же монополия понимает уязвимость своей рыночной позиции, то она предпочитает, ссылаясь на упомянутую в законе "эффективность в отсутствие конкуренции", требовать защиты от конкурентов. Например, российское правительство всячески противится попыткам строительства частных нефтепроводов и частных сетей передачи электроэнергии. Добиваясь введения административных ограничений, монополии признают, что их "естественность" связана не с технологическим эффектом от масштаба, а с превосходством в лоббировании. К счастью, таких амбиций нет у российской почты, также упомянутой в статье 4 закона. К чему бы привели ограничения на предоставление частных почтовых услуг (такие попытки иногда предпринимаются) , например экспресс-почты или даже электронной почты?

Дурной пример Европы

Еще одна отрасль, в которой легко спутать естественные и неестественные монополии, - это железнодорожный транспорт. В России принято считать, что инфраструктура является естественной монополией, а перевозки - конкурентным сектором. Эта точка зрения доминирует и в ЕС, где вертикальное разделение железнодорожного сектора на инфраструктуру уже было проведено в Англии и Швеции и постепенно осуществляется в других странах. Результаты реформы в Англии трудно признать успешными. А в Швеции, как уже говорилось, реальной конкуренции не возникло.

Но главное то, что в Европе, имеющей развитую сеть автодорог, ориентированный на пассажиров железнодорожный транспорт играет другую роль, чем в России, и имеет другую структуру издержек. Для нас более актуален опыт стран с похожими размерами и структурой грузооборота. В железнодорожном транспорте США, Канады, Мексики, Аргентины, Бразилии естественных монополий нет совсем. В каждой из этих стран конкурируют несколько успешных вертикально-интегрированных компаний, владеющих (на правах собственности или долгосрочной аренды) как инфраструктурой, так и подвижным составом. Исследования структуры издержек американских перевозчиков показывают, что рынок одной лишь европейской части России достаточно велик для того, чтобы на нем поместилось несколько (вплоть до 10! ) конкурирующих вертикально-интегрированных компаний. Три основные мексиканские компании, вместе взятые, по размеру примерно соответствуют железнодорожной сети Центрального федерального округа.

Доверяй, но проверяй

Вследствие изменений в технологии производства и в структуре экономики то, что вчера было естественной монополий, сегодня ею уже не является, и наоборот. Для правильного определения естественной монополии необходимо всего лишь прочитать статью 3 закона "О естественных монополиях" и, как в других странах, использовать экономический анализ, а не полагаться на общепринятые стереотипы, которыми так ловко пользуются некоторые группы интересов.

Автор - проректор Российской экономической школы